Александра Ищенко
Александра Ищенко








25.08.2011 Кузнецкий рабочий

Зависимость, от которой не лечатся

В новой рубрике речь пойдет о людях, для которых занятие после трудового дня не менее значимо, чем их основная профессия, пусть даже она исполняется с любовью и старанием. Это как в ситуации с романом на стороне. И тянет к любовнице сильнее, чем к законной половине, и от жены не уйдешь, потому как привык.

Для директора Дворца культуры “Строитель” и ведущего артиста народного театра кузнецких металлургов “Зеркало” Александра Ищенко театр должен был стать его профессией, он не только поступил в Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии сразу после школы, но и проучился там некоторое время.

Не срослось. Нет, его не отчислили за профнепригодность или недостойное поведение. Ушел сам. Высокий, обаятельный, с красивым тембром голоса, естественный даже в эксцентрической роли, он мог стать украшением нашего драматического театра. Но начнем наконец интервью. И мой первый вопрос: почему он поехал поступать в театральный?

-Честно говоря, шутки ради. Ситуация была такая. Встретил на улице Женю Красных, сейчас он в Волочке играет в театре. Мы с Женькой рядом жили и учились в одной школе, в соседних классах. Он собрался на просмотровые туры в Кемерово, где ЛГИТМИК набирал курс для Новокузнецкого театра юного зрителя, под который тогда уже забили сваи. Уже и свай, по-моему, не осталось. Я был свободный после школы. Давай, думаю, тоже попробую, ехать недалеко. Посмотрю, сколько я туров могу пройти. Тем более я уже года два ходил в народный театр к Сергею Михайловичу Радыгину. Я даже документы не все взял. И никаких надежд не питал. Когда я прошел все туры, нас осталось девять человек, мне пришлось возвращаться в Новокузнецк, и за один день я собрал все недостающие справки. Иначе к экзаменам по общеобразовательным предметам не допускали.

Проучился я год с небольшим и ушел в армию. У нас был хороший курс (учились мы, естественно, в Питере). Но пошла чехарда со сменой мастера. А мы все молодые, горячие. Нам дайте этого, а не того. В итоге разбежались кто куда. Процентов тридцать осталось от набора. Кто-то взял академ, кто-то перевелся, а я пошел в военкомат и сказал: заберите меня в армию. Мне уже и восемнадцать к тому моменту исполнилось.

- И как служилось?

- Я благополучно два года строил БАМ, за что имею медаль от Правительства Российской Федерации того еще времени. Весь последний год в армии я провел прямо на трассе. Зимой и летом - палатки и вагончики. Это весело, пока молодой. Но так захотелось домашнего тепла, что, и вернувшись после службы в студенческую общагу, не мог справиться с этой тоской по дому. Хотя мы начали работать с прекраснейшим педагогом по сценречи доктором наук, профессором Юрием Андреевичем Васильевым. До сих пор с ним поддерживаю отношения. Переписываемся по электронке.

Мои сомнения в своем таланте продолжали меня мучить. Я видел, как ребята делают этюды, как мне казалось, интереснее меня. Я вдруг испугался, что стану заштатным, маленьким артистом в какой-нибудь дыре. Потом-то уже понял, что у меня просто не было жизненного опыта, я был младшим на курсе. Правильно - неправильно сделал, что ушел из института, уже сложно судить.

- Жалко?

- Долго не возвращался к Радыгину. Устроился на завод. Радыгин уезжал, а когда вернулся, позвал меня. Я уже в клубе строителей работал директором. Я согласился. Все равно она, эта культура, водит меня по кругу. Я усиленно от театра уходил. Сейчас понимаю, что лишил себя возможности попробовать сделать то, что делают те ребята, с кем я учился. Просто вижу некоторых... Жалко - не жалко, черт его знает! Что теперь жалеть?

Занимаюсь в любительском театре, мне нравится. Недовольство одно - мало играем. Много сил вкладываешь, сам репетиционный процесс завораживает, для себя что-то новое открываешь, а поделиться с людьми тем, что у тебя есть, очень мало возможности.

- Мне рассказывали, что вы в народный театр чуть не всю родню привели. Это правда?

Ну, не всю. Сначала старшую дочь, затем племянницу. Моя жена ходила на репетицию за компанию, а потом ей Сергей Михайлович стал маленькие роли давать, чтобы просто так в зале не сидела. И, кстати, у нее даже что-то получается.

- Вы одинаково хороши и в роли какой-то экзальтированной личности в спектакле “Бес”, и в чеховском Тригорине. Вам никогда не хотелось попроситься в наш драматический театр?

- Нет. Вот если с работы выгонят, может, попрошусь (смеется. - Т.Т.).

- Как соединяете вы две ипостаси? Быть директором и быть артистом-любителем - две большие разницы, как говорят в Одессе. Есть ощущение, что получаете глоток свежего воздуха, приходя на занятия в народный театр?

- Я туда с удовольствием хожу. Там действительно отдыхаю душой. Здесь все время приходится решать проблемы. Хотя и здесь много есть хорошего. Мне доставляет удовольствие создавать условия людям для занятия творчеством. Но у любого руководителя есть моменты не очень приятные. Когда от всего этого приходишь на репетицию, погружаешься в работу. Но это уже другая работа. Я там нахожу себе отдых.

Татьяна Тюрина

(c)2007 Новокузнецкий драматический театр основан 6 ноября 1933 года dramanvk@yandex.ru