Кузнецкий рабочий 25.02.2011

Жизнь – театр

Есть люди, чью должность можно и не называть. Достаточно назвать имя этого человека и место работы. И разорвать эти понятия почти невозможно. Одно не может быть без другого. Светлана Бондаревская немыслима без нашего драматического театра, как и театр наш трудно представить без нее, человека, начавшего ему служить с юношеских лет. Она была костюмером, суфлером, помрежем, библиотекарем, завлитом, заместителем директора по организации зрителей.
Я рассчитывала на то, что она будет говорить о театральном музее, ею созданном, но она начала свой рассказ о Новокузнецке.


- Я живу в этом городе всю свою жизнь. Я здесь родилась, хотя родители мои не из Сибири. Мама была эвакуирована из Белоруссии. Когда началась война, после одной из первых бомбежек им некуда было возвращаться из бомбоубежища - не было уже ни дома, ни улицы, на которой они жили. И тогда они в чем были сели в товарняк и поехали, не зная куда.

Приехали в Сталинск. Им дали комнату. Так они с сестрой оказались здесь. Папа у меня с Украины. Он прошел всю войну. Имел 15 орденов и медалей. Именно поэтому, наверное, в 1953 году он не был объявлен врагом народа. Он приехал из Кривого Рога после войны сюда, чтобы поднимать Шалымский и Шерегешский рудники, поскольку по профессии он горный инженер. Там мы с сестрой и жили. Затем отец был переведен в трест “Востокгидроспецстрой”.

В командировке в автомобильной катастрофе он погиб. Когда мы переехали из Шалыма в Сталинск, здесь нам дали квартиру в доме, который считается сейчас памятником архитектуры, на площади Маяковского. Очень хорошо помню, что заселена была половина дома, а вторая еще строилась. Мы жили по соседству с архитектором этого дома Савченко и радовались нашей квартире, хотя у родителей все равно была мечта уехать отсюда на родину, либо в Белоруссию, либо на Украину.

Очень много было эвакуированных. Сами по себе жители нашего дома были удивительные. Жили одной семьей. Если кто-то пек пирожки или лепил пельмени, все мы обязательно были в той квартире. Мы знали всех. Сейчас я не знаю соседей в своем доме. Люди как-то перестали общаться. Нас переполняла гордость за нашу площадь, которая тогда считалась центральной. Эта елка, которая всегда ставилась возле нашего дома, который достроился и стал самым большим и красивым. Потом стали селить в наш дом актеров, режиссеров и других работников театра, так я познакомилась с ними. Я училась в школе № 12 и музыкальной школе № 6. Мне очень нравилось заниматься историей и теорией музыки. На уроках я мучила всех биографией Шопена, рассказами о его произведениях. А у нас был учитель математики Наум Яковлевич Канторович, который сейчас работает в педакадемии. Он тоже любил театр, юмор. Приносил нам пластинки с записями Аркадия Райкина. И до 9-ти вечера держал нас в школе после математики. Мы вместе с ним хохотали.

Театр любили и мама моя, и учителя. Мы в пятом классе ходили на “Отелло” и “Короля Лира”, и никто не говорил, почему в зале школьники. На следующий день после спектакля мы с сестрой обязательно играли эту пьесу дома.
- Ты должна была в артистки пойти.
- Я понимала, что для артистки у меня не хватало ни роста, ни таланта, а наигралась я в школе досыта. Я организовала там драмкружок, и все роли, о которых можно было мечтать, были мои.
В “Советской культуре” я прочитала, что есть такой факультет - театроведческий. Подумала, что для режиссера у меня ума мало, для актрисы - таланта.
- А для критика не надо ни того, ни другого?
- Меня интересовала не критика, а история театра. Но поступила в Ленинградский институт только на третий год, уже работая в театре.
- Твоя жизнь в театре как-то сложилась?
- Были периоды сложные. Но они всегда были. И когда я работала завлитом, вдруг возникало непонимание между мной и режиссером, и он мне говорил: “Я не Додин, но и вы не Смелянский”. Потом мы снова мирились.
- Кому как не Бондаревской надо было заняться музеем.
- Желание создать музей было всегда. В 80-х годах группа актеров, тогда еще комсомольцы Сафонов, Белов и другие, решила организовать музей. Так случилось, что это был первый в Кузбассе театральный музей. Но театр был в аварийном состоянии много лет. И когда мы были на гастролях, прорвало отопление и многие экспонаты погибли. После этого я часть материалов отдала в краеведческий музей. А сейчас мы сделали такой выставочный исторический зал, который со временем, надеюсь, станет музеем.
- Что можно сказать о месте театра в городе?
- Театр был рожден по желанию тех, кто строил Кузнецкий комбинат. Даже нет такого распоряжения об организации театра в городе Сталинске. Кузнецкстроевцы хотели иметь свой собственный театр. После того как первое здание сгорело, здание, которое на площади Побед и называется сейчас театром металлургов, построили за 200 дней. Раньше театр и город были неразрывны. Строился город, и сразу же строился театр. Другое дело, что город, рожденный пятилетками, не имел театральных традиций, какие есть, например, в Иркутске.
Самый лучший зритель был послевоенный, когда почти 12 тысяч человек приехали сюда из центра России. Это был зритель, готовый к театру, очень требовательный.
- Сегодня театр какое место занимает в городе?
- Ну, если бы он занимал последнее место, его бы, наверное, не отремонтировали, потому что, бывает, театры по 10-15 лет стоят на ремонте. Театр открыли. Народ потянулся к нему. Мы хотим верить, что он приходит на спектакли, а не только посмотреть новое здание. У нас придуманы всякие проекты со студентами, школьниками. Как бы возвращаемся к тому ликбезу, который проводили со 2-й школой. У нас есть театр детского творчества “Юность”, который отметил двадцатилетие... Сегодня зрителя воспитывает телевидение. Большинство ждет от театра развлечения, смотрит на него как на сферу обслуживания. Все это печально. Конечно, театр должен знать, в каком городе он работает. Но не угождать публике. И не потерять ее. Спектакль живет здесь и сейчас. В этом уникальность театрального искусства. Сейчас много споров вокруг театра. У нас будет проект “По ту сторону рампы”, и мы будем приглашать всех, кто хочет принять участие в разговоре о спектакле, и больше всего будем обращаться к молодежи, потому что для нас особенно важно сейчас формирование молодежной среды. Потерять зрителя легко, вернуть сложно.

Татьяна Тюрина
Валентин Волченков (фото)
(c)2007 Новокузнецкий драматический театр основан 6 ноября 1933 года dramanvk@yandex.ru